Официальный сайт гипнолога Дениса Борисевича

О возможности улучшения запоминания в гипнозе

В. Л. Райков
«Новые исследования в психологии» № 1, 1976 г.
Московский психоневрологический диспансер № 8
(Представлено действительным членом АПН СССР А. В. Петровским)

В задачу данного исследования входило изучение возможности улучшения способности к запоминанию в состоянии гипноза и в постгипнотическом состоянии. Эксперименты проводились по специальной методике, при которой глубоко загипнотизированному испытуемому внушался образ человека, осуществляющего сознательную деятельность по решению поставленной экспериментатором задачи – запомнить определенное количество слов иностранного языка; при этом объективно, с позиции реального «Я» испытуемого, внушенный образ им не осознается. С помощью этой методики проведено две серии опытов, направленных на проверку следующей гипотезы: состояние измененного сознания человека в гипнозе при определенных условиях может сопровождаться, мобилизацией активности всех психических функций, в частности функции памяти.

Перед началом I серии проведен фоновый опыт. Испытуемым, студентам неязыковых вузов (7 человек), предлагалось дважды прочитать и запомнить максимальное количество из ста незнакомых слов иностранного языка, изучаемого ими по программе вуза. Их также просили предельно сосредоточиться на выполнении задания («сконцентрировать внимание и волю»), указывая, что это улучшит запоминание. Наконец, экспериментатор апеллировал к высокой заинтересованности испытуемых в запоминании как можно большего количества слов. Результаты воспроизведения фиксировались.

В каждом опыте I серии испытуемого вводили в состояние глубокого гипноза и давали соответствующие внушения. Затем ему давали ту же инструкцию на запоминание, что и в фоновом опыте, при этом подчеркивалось, что запоминание имеет для него важное значение. Специального внушения о длительном сохранении запоминаемого материала не делалось. Как только испытуемый дважды прочитывал материал (100 слов иностранного языка), его выводили из состояния гипноза и просили воспроизвести удержанные в памяти слова. Проведено пять таких опытов. Перед 4-м опытом проводился контрольный опыт, идентичный фоновому. Результаты воспроизведения слов в фоновом, 1-м, контрольном и 4-м опытах I серии приведены в таблице 1. В каждом из опытов I и II серии испытуемым предлагались отличные друг от друга наборы слов.

 Таблица 1

 

 

 

 

 

 

 

Испытуемые 

Количество правильно воспроизведенных слов из 100 

фоновый опыт

 

 

(без гипноза) 

1-й опыт 

 

 

(с гипнозом) 

контрольный опыт 

 

 

(без гипноза) 

 

 

2-й опыт 

 

 

(с гипнозом) 

Р. А. 

 

 

Н А. 

 

 

С. Р. 

 

 

0. А. 

 

 

А. И. 

 

 

С. М. 

 

 

В. П.

18 

 

 

12 

 

 

 

 

11 

 

 

 

 

10 

 

 

11 

 

 

85 

 

 

74 

 

 

72 

 

 

91 

 

 

65 

 

 

80

 

 

73 

 

 

82 

 

 

88 

 

 

95 

 

 

64 

 

 

50 

 

 

78 

 

 

90 

 

 

95 

 

 

90 

 

 

100 

 

 

81 

 

 

66 

 

 

85 

 

 

97 

 

 

В среднем по группе 

 

 

10 

77 

78 

87 

 

II серия состояла из четырех опытов, после которых проведен один контрольный опыт того же типа, что и в I серии. Методика опытов II серии осталась той же, изменились лишь условия экспериментов: испытуемым предлагалось запомнить 200 незнакомых слов иностранного языка при однократном их прочтении. Результаты 1-го и контрольного опытов этой серии представлены в таблице 2.

Таблица 2

 

 

 

 

 

 

 

Испытуемые 

Количество правильно воспроизведенных слов из 200

1-й опыт (с гипнозом) 

контрольный опыт (без гипноза) 

Р. А. 

 

 

Н. А. 

 

 

С. Р. 

 

 

О. А. 

 

 

А. И. 

 

 

С. М. 

 

 

В. П. 

 

 

190 

 

 

188 

 

 

183 

 

 

191 

 

 

121 

 

 

192 

 

 

160 

 

 

164 

 

 

181 

 

 

173 

 

 

180 

 

 

98 

 

 

160 

 

 

170 

 

 

В среднем по группе 

 

 

178 

 

 

167 

 

 

Из таблицы 1 видно, что в 1-м опыте количество запомненных испытуемыми слов иностранного языка в гипнозе почти в 8 раз выше, чем в фоновом, проводившемся в обычных условиях. То же наблюдается и в контрольном опыте, проводившемся в постгипнотическом состоянии испытуемых. С течением опытов наблюдается тенденция к увеличению количества запоминаемых слов в гипнозе.

В 1-м опыте II серии испытуемые запомнили в гипнозе в среднем 178 слов иностранного языка из 200 предложенных. Количество правильно воспроизведенных слов в последнем, контрольном опыте почти сравнялось с количеством, запомненным в состоянии гипноза. Это связано с развившейся после ряда опытов по запоминанию иноязычных слов в гипнотическом состоянии способностью испытуемых к запоминанию, сохранению и воспроизведению материала в обычном, бодрствующем состоянии.

В отчетах испытуемые подчеркивали, что слова, запомненные в гипнозе, гораздо лучше удерживаются в памяти. Уже в ходе проведения эксперимента наблюдался интересный и неожиданный результат. Испытуемые уже помимо экспериментальной ситуации стали активно запоминать слова изучаемого ими иностранного языка. Так, испытуемая Н. А. запомнила весь словарь экономических терминов, требуемый в вузе по программе немецкого языка. Она сообщила, что «читает словарь, как поэму, и запоминает слова с наслаждением». Аналогичные успехи наблюдались у испытуемого Р. А., изучавшего самостоятельно английский язык. Испытуемый С. М. (единственный студент языкового вуза из числа испытуемых) рассказал, что за одно занятие он запомнил 188 слов испанского языка (это был второй иностранный язык, который он только начинал изучать). Это соответствует двухмесячной норме по учебному плану вуза.

Оценивая полученные результаты, необходимо подчеркнуть, что запоминание слов иностранного языка в основных опытах I и II серий осуществлялось испытуемыми в состоянии измененного сознания в гипнозе. Испытуемый не осознавал, что участвует в опыте, и ничего не помнил о ходе самого сеанса (естественно, за исключением слов, которые, по инструкции, он должен был запомнить). Вместе с тем с позиции внушенного образа иностранца, изучающего русский язык и обладающего хорошей памятью, испытуемый действовал как бы на вполне осознанном уровне. Причем в таком опыте осуществляется управление состоянием испытуемого. В этих условиях он переживает общий эмоциональный подъем, испытывает состояние высокой заинтересованности в запоминании. Кроме того, испытуемый чувствует себя человеком, обладающим сильно развитой памятью, что повышает уровень его притязаний и активность запоминания.

Особое состояние испытуемых, находящихся в гипнозе, обусловливает, очевидно, в наших экспериментах и особое функционирование памяти. Используя практически всю свою способность к произвольному, активному запоминанию, испытуемый с позиции внушенного образа осознает волевое усилие при запоминании. Вместе с тем с позиции реального «Я» испытуемого, которое в нашем опыте им не осознается, запоминание осуществляется бессознательно и непроизвольно. Таким образом, в наших экспериментах имело место особое явление бессознательной и вместе с тем произвольной памяти. Это привело как к успешности запоминания в гипнозе, так и к постгипнотическому развитию способности к запоминанию. По-видимому, сознательно-бессознательные операции памяти формируются как целенаправленные процессы и затем приобретают форму мнестического навыка. Психофизиологические характеристики этих процессов пока не ясны и требуют дальнейшего изучения.

В наших опытах испытуемые привыкают в гипнозе запоминать большой объем материала, причем сначала у них с помощью внушения, а затем самопроизвольно возникают положительные эмоции, способствующие эффективности мнестических процессов и в постгипнотическом состоянии. Это, очевидно, свидетельствует о возможности повышения мнестической способности человека путем определенных гипнотических воздействий.

В гипнозе максимально суживается круг отвлекающих воздействий на человека, испытуемый обладает высокой внушенной положительной мотивацией, максимально сконцентрирован на выполнении мнестического задания, что позволяет ему прекрасно справляться с задачей на запоминание.

Таким образом, наша гипотеза в какой-то степени подтвердилась. В литературе описаны случаи, когда гипермнезия в состоянии измененного сознания возникает спонтанно.

Объяснение явлений улучшения памяти в гипнозе в наших опытах связано, очевидно, с повышением пластичности и управляемости нервными процессами в этом состоянии и той постгипнотической инерцией, которая имеет место после опытов.